DiscoverОт хора до хардкора
От хора до хардкора

От хора до хардкора

Author: Arzamas / Арзамас

Subscribed: 3,321Played: 18,392
Share

Description

Подкаст Arzamas о музыке: в первом сезоне — британской, во втором — немецкой. Почему техно стало саундтреком падения Берлинской стены? В чем величие Баха и Вагнера? Какая атмосфера царила в веймарских кабаре? Как в Германию попали синтезаторы Джона Леннона и Мика Джаггера — и что с ними сделали местные музыканты? Музыкальный журналист Лев Ганкин разбирается в этих и других вопросах вместе с приглашенными экспертами.

Второй сезон подкаста мы делаем вместе с Гёте-институтом в Москве в рамках Года Германии в России 2020/21.

Этот и другие подкасты «Арзамаса» удобнее всего слушать в мобильном приложении «Радио Arzamas».
16 Episodes
Reverse
Сразу после Второй мировой войны немецкие композиторы стали писать музыку, которая была основана на совсем других правилах, чем музыка Баха, Бетховена или Штрауса, и звучала абсолютно не так, как многое из того, что можно было услышать прежде. Обучали новым принципам композиции на специальных курсах в Дармштадте, записывали новую музыку на студиях радиостанций, а исполняли — в том числе на посвященных ей фестивалях. По каким законам строилась эта самая neue Musik? Как звучит музыка, освобожденная от тональности? А как — музыка, в которой отдельным инструментам или инструментальным группам надлежит играть в разных темпах? Как получилось, что в послевоенной Германии нашлись силы и интерес к этим экспериментам? Зачем эти композиторы создавали электронное звучание и какие устройства они использовали? Наконец, можно ли получить от этой музыки удовольствие, если ты ничего о ней не знаешь? И как научиться ее понимать? В пятом выпуске второго сезона подкаста «От хора до хардкора» Лев Ганкин разговаривает не с музыковедом, а с композитором Сергеем Невским, одним из представителей современной немецкой академической традиции, и с Патриком Ханом, художественным руководителем кёльнского Гюрцених-оркестра, который часто такую музыку исполняет. Второй сезон подкаста мы делаем вместе с Гёте-институтом в Москве в рамках Года Германии в России 2020/21.
Творчество Баха — возможно, одного из самых известных композиторов в мире — считается вершиной немецкой барочной музыки. Но современникам эта музыка казалась устаревшей! Как это произошло? Что вообще такое немецкое барокко? Чем немецкое барокко отличается от английского, французского и итальянского? Где звучала музыка в конце XVII и начале XVIII века — и зачем она была нужна? Почему романтики играли ее совсем не так, а сегодня мы можем послушать более разнообразные — и при этом гораздо более точные — ее исполнения? И какую музыку любили современники Баха? Все это ведущий подкаста «От хора до хардкора» Лев Ганкин обсуждает с Сергеем Ходневым, искусствоведом, музыкальным критиком и заведующим отделом культуры газеты «Коммерсант», а также с Патриком Ханом, художественным руководителем кёльнского Гюрцених-оркестра. Второй сезон подкаста мы делаем вместе с Гёте-институтом в Москве в рамках Года Германии в России 2020/21.
Ведущий подкаста Лев Ганкин уже 20 лет изучает и коллекционирует краут-рок — специфическую немецкую разновидность рок-музыки, — и в третьем выпуске он рассказывает, что это такое, как его понять и полюбить. Почему немцам в конце 1960-х так важно было создать новую музыку — и как они стали первыми, кто придумал собственный, альтернативный рок, не похожий на американский и английский? Зачем играть длинные композиции без музыкального развития, ясного текста и красивого вокала? Что немецкие музыканты позаимствовали из Индии и Марокко? Что такое моторик-бит и мгновенная композиция? Как сделать несколько альбомов из одной импровизации? И, наконец, как краут-рок связан с квашеной капустой? Второй сезон подкаста мы делаем вместе с Гёте-институтом в Москве в рамках Года Германии в России 2020/21.
Откуда взялись кабаре и что такое шлягер? Когда в Германию пришел джаз и что случилось с музыкой в результате изобретения звукозаписи? Что особенного в «Трехгрошовой опере» Бертольта Брехта и Курта Вайля? Наконец, как в Веймарской республике стиралась грань между серьезной и развлекательной музыкой — и как бы звучал Бах в эпоху фокстрота, моды на спорт и первых трансатлантических перелетов? Об этом ведущий Лев Ганкин разговаривает с музыковедом и композитором Федором Софроновым. Второй сезон подкаста мы делаем вместе с Гёте-институтом в Москве в рамках Года Германии в России 2020/21.
Как техно попало в Германию и что с ним там произошло? Какую роль электронная музыка сыграла в объединении страны? Чем отличается мейнстримная электроника от электронного андерграунда? А также что такое глитч, минимал, индитроника и даб-техно? Все это Лев Ганкин обсуждает с музыкантом и журналистом Ником Завриевым. Второй сезон подкаста мы сделали вместе с Гёте-институтом в Москве в рамках Года Германии в России 2020/21.
Как был устроен британский постпанк и откуда отсчитывать начало его эпохи? Что общего у Joy Division и Depeche Mode? При чем тут Маргарет Тэтчер и MTV? И что, наконец, называют словами «новая волна» и «инди»? Отвечают знатоки: ведущий проекта Лев Ганкин, музыкальный журналист Ник Завриев и социальный исследователь Марк Симон. Ну и само собой, в выпуске много отличной музыки — от New Order и The Smiths до Soft Cell и даже Throbbing Gristle. Подкаст подготовлен в рамках Года музыки Великобритании и России вместе с Отделом культуры и образования Посольства Великобритании в Москве, а также при поддержке Британского совета.
Предновогоднее объявление от Льва Ганкина и Arzamas. Купить в подарок подписку на «Радио Arzamas» теперь можно на сайте: https://arzamas.academy/gift
Кто сохранил для нас английский фолк — и как им мешала идеология? О чем обычно пели пахари и моряки? Почему в Британии так много баллад про преступников? Зачем из пьес Шекспира и песни про олених убрали непристойности? Про что сочинил песню Генрих VIII — и почему это тоже фолк? Рассказывает ведущий подкаста «Британская музыка от хора до хардкора» Лев Ганкин. Подкаст создан в рамках Года музыки Великобритании и России вместе с отделом культуры и образования посольства Великобритании в Москве и при поддержке Британского совета. При подготовке выпуска использовались книги: Gammon V. Desire, Drink and Death in English Folk and Vernacular Song, 1600–1900. Aldershot, 2008. Roud S. Folk Song in England. London, 2017. Roud S., Bishop J. New Penguin Book of English Folk Songs. London, 2012. Skeaping L. Broadside Ballads: Songs from the Streets, Taverns, Theatres and Countryside of 17th Century England. London, 2005.
Что можно сделать с пленкой при помощи ножниц и клея? Как создать звуковой образ бурчащих внутренностей? Зачем сотрудникам радиостанции могли понадобиться ватные шарики, абажур и ванная, наполненная гравием? И как радиозаставки и саундтреки к телесериалам повлияли на рок, электронику и авангард? Рассказывает ведущий подкаста «Британская музыка от хора до хардкора» Лев Ганкин. Подкаст сделан в рамках Года музыки Великобритании и России вместе с отделом культуры и образования посольства Великобритании в Москве и при поддержке Британского совета.
Почему при Елизавете I наступил золотой век? Как Британия переходила из католицизма в протестантизм и обратно — и как это влияло на музыку? Как получилось, что католики писали протестантские религиозные песнопения? Почему именно Бёрд, Таллис, Доуленд и другие герои елизаветинской эпохи вдохновляли композиторов уже XX века? И где в католической мессе можно найти песню о любимом, который согреет в дождливую погоду? Обо всем этом Лев Ганкин говорит с искусствоведом и музыкальным критиком Сергеем Ходневым. Подкаст подготовлен в рамках Года музыки Великобритании и России вместе с Отделом культуры и образования Посольства Великобритании в Москве, а также при поддержке Британского совета.
Что думали друг о друге Бенджамин Бриттен и Пол Маккартни? Можно ли быть консервативным композитором — но использовать достижения авангарда? Как заставить английские народные песни и индонезийский традиционный оркестр звучать современно? И, наконец, к какой музыке лучше всего подходят крабы? Все это Лев Ганкин обсуждает с музыковедом Юлией Бедеровой. Подкаст подготовлен в рамках Года музыки Великобритании и России вместе с Отделом культуры и образования Посольства Великобритании в Москве, а также при поддержке Британского совета.
Почему говорят, что The Beatles уничтожили рок-н-ролл, — и почему это неправда? Как выглядела поп-музыка до Леннона и Маккартни и почему музыканты не отваживались петь собственные песни? Зачем битлы начали выступать на стадионах — и отчего это плохо для них закончилось? И наконец, что связывает The Beatles с Radiohead, Билли Айлиш и Кендриком Ламаром? Лев Ганкин обсуждает величайшую британскую группу с редакторами Arzamas Кириллом Головастиковым и Алексеем Пономаревым. Подкаст подготовлен в рамках Года музыки Великобритании и России вместе с Отделом культуры и образования Посольства Великобритании в Москве, а также при поддержке Британского совета.
Как хоровое пение стало частью британской национальной идентичности? Как устроены хоры при колледжах и насколько они профессиональны? Что сделал для жанра оратории Гендель? Как Реформация изменила вообще все? Лев Ганкин, редактор Arzamas Юлия Богатко и преподаватель Московской консерватории, художественный руководитель и дирижер вокального ансамбля Intrada Екатерина Антоненко обсуждают британскую хоровую культуру. Подкаст подготовлен в рамках Года музыки Великобритании и России вместе с Отделом культуры и образования Посольства Великобритании в Москве, а также при поддержке Британского совета.
Как получилось, что скинхеды подсели на ямайские ритмы, а панки побратались с растафрианцами? Почему британские музыканты так невзлюбили полицию? Что связывает тринидадский карнавал и группу Massive Attack? Ведущий Лев Ганкин, редактор Кирилл Головастиков и социальный исследователь Марк Симон выясняют, как люди, приезжавшие в Великобританию из-за моря в XX веке, изменили музыку этой страны, и в конечном итоге всего мира. Герои выпуска — Фела Кути, MIA, Osibisa, Принц Бастер, The Clash и The Rolling Stones; звучат калипсо и афробит, ска и фанк, грайм и трип-хоп. Подкаст сделан вместе с Отделом культуры и образования Посольства Великобритании в Москве и при поддержке Британского Совета.
Как опознать произведение Пёрселла, где искать его отголоски в Бриттене, Наймане и музыке из советского «Шерлока Холмса», что такое кулисные трубы, антемы и кетч-клубы — и при чем тут пуританская цензура, итальянцы, благородные девицы и матросы. Обсуждают Лев Ганкин и музыковед Юлия Бедерова. Подкаст сделан вместе с Отделом культуры и образования Посольства Великобритании в Москве и при поддержке Британского Совета.
Почему рейвы невозможно было запретить? Что заставляло толпы людей танцевать под эйсид-хаус? Как на рейв-вечеринки реагировала власть, а как — рок-музыканты? Что сегодня можно считать наследием рейв-эпохи и как клубные тусовки связаны с Маргарет Тэтчер? Лев Ганкин, социальный исследователь Марк Симон и музыкант и журналист Ник Завриев рассуждают, почему рейв-культура стала определяющей для британского общества 1990-х. Подкаст сделан вместе с Отделом культуры и образования Посольства Великобритании в Москве и при поддержке Британского Совета.
Comments (8)

Andwer

Классный выпуск, познавательный. Здорово, когда автор рассказывает о том, чем сам увлечён. Спасибо вам, Лев.

May 18th
Reply

Олег Прохоров

требую ссылку на анекдот про скакалки! )

Mar 19th
Reply

Алина Герман

Подписана на этот подкаст примерно 2 недели и только сейчас решила послушать. И, о боги, ведущий тот же, что и в "Шуме и яркости" - Лев Ганкин. Британская музыка и хороший рассказчик = часы блаженства

Mar 7th
Reply

Даня Захарова

этот эпизод просто вау😮большое спасибо, обожаю вас слушать

Nov 30th
Reply

Marina Matveeva

Очень интересно, жду продолжения!

Nov 20th
Reply

Александр Ржако

Ну это топчик

Nov 16th
Reply

Дмитрий Акимов

когда будет хардкор?! и ещё хотелось бы послушать ваше видение развития трип-хопа в Британии.

Sep 19th
Reply

Денис Кузнецов

Отличный выпуск, спасибо!

Sep 4th
Reply
Download from Google Play
Download from App Store