Claim Ownership

Author:

Subscribed: 0Played: 0
Share

Description

 Episodes
Reverse
Гость очередного эпизода подкаста Владимира Абаринова "Обратный адрес" - искусствовед Рада Ландарь с размышлениями о превратностях патриотизма
В очередном эпизоде подкаста Владимира Абаринова "Обратный адрес" - беседа с нью-йоркским культурологом и философом Михаилом Ямпольским
Гость очередного эпизода подкаста и радиопрограммы Владимира Абаринова "Обратный адрес" - нью-йоркский культуролог Борис Локшин
Невероятные истории о людях, когда-то уехавших в чужую страну с надеждой и верой. Для кого-то она стала своей, а кто-то никогда не забывал свой обратный адрес. Или забыл, но вспомнил.
Историк Любовь Куртынова - о национальном патриотизме
Русский авангард когда-то стал для западного искусства своего рода путеводной звездой, но потом на долгие десятилетия ушёл чуть ли не в подполье. На исходе прошлого века оказалось, что это художественное направление не только выжило, но и явилось новым откровением. Художник Илья Кабаков давным-давно живет в Америке и не перестает удивлять мир, но его обратным адресом остается легендарная мастерская на Сретенке в Москве, клуб и штаб русского концептуализма. О непрямых и нелинейных связях российской и американской культур - в последнем в сезоне выпуске "Обратного адреса".
Среди эмигрантских судеб нет двух одинаковых. Кому-то удается "унести родину на подошвах своих сапог", кто-то вписывается в культуру чужой страны, как будто родился там. Удивительную эволюцию претерпевают и их взгляды. Штаб-ротмистр Сергей Курнаков покинул Россию убежденным монархистом, а в Америке стал сталинистом и агентом советской разведки.
Историю пишут цари и полководцы, но записывают простые люди. Они ошибаются и путаются, их точка обзора невысока, но эта незамысловатая повесть придает прошлому человечность. В начале XIX века в Российской империи жила афроамериканка Нэнси Принс. Она оставила записки об экзотической стране и судьбоносных событиях, свидетелем которых она стала. И вот теперь ее сочинение возвращается по обратному адресу.
В декабре 1925 года театральную Америку поразили спектакли "Лисистрата" и "Карменсита и солдат" Музыкальной студии Владимира Немировича-Данченко. В обоих спектаклях главные роли играла Ольга Бакланова. Она не только произносила текст и пела, как писал рецензент New York Times, "изумительно теплым сопрано", но и выполняла акробатические трюки. В Россию она больше не вернется. Об Ольге Баклановой рассказывает знаток русского Голливуда Александр Васильев.
Бывает, что талант не может пустить корни в чужой земле, вянет и чахнет. Но случается и наоборот: дар осеняет именно вдалеке от дома. Так случилось с Ларой Вапняр. В России, где она родилась и выросла, Лара не написала ни строчки прозы. В Америке она стала успешным англоязычным писателем.
Владимир Абаринов открывает второй сезон подкаста рассказом о международном успехе оперы Рейнгольда Глиэра "Красный мак" и беседой с правнуком композитора Кириллом Новосельским.
Родители привезли её из Америки в Советский Союз маленькой девочкой. Девочка росла и училась быть сильной. Она добилась славы, получила все возможные для артистки регалии, а потом вернулась на родину.
Потомок иммигрантов из Российской империи Джордж Гершвин снискал славу в Америке, но в его творческой судьбе есть "русский след", который привел его в конце концов по обратному адресу.
Американку Софи Тредуэлл в 1933 году пригласили в Москву на премьеру спектакля по ее пьесе «Машиналь». Не последнюю роль в приглашении в СССР сыграли её симпатии к советскому режиму, но сделать Тредуэлл своим агентом влияния у советской пропаганды не получилось — она увидела страшную реальность.
Искусство не знает национальных границ, художник – гражданин мира... Но это в теории. Советский Союз всегда стремился запереть художника на замок. И тогда, и сейчас Россия ревниво относится к успеху своих бывших подданных и стремится их вернуть, если не при жизни, то в виде останков.
У книг, как и у людей, есть свои судьбы. Одни вспыхивают ярким метеором и пропадают, забываются. Другие терпеливо дожидаются своего часа. Иные рукописи эмигрируют и возвращаются на родину в ореоле заокеанской славы. Именно это произошло с книгой Леонида Цыпкина.
Марджори Пост унаследовала громадную бизнес-империю, вела светский образ жизни, прожила долгую жизнь, но в итоге полтора года, проведенные в России – оказались её самым важным обратным адресом. Советуем подкаст "Осколки" о том, какую память об истории репрессий хранит Москва: oskolki.memo.ru
В чужой стране человек меняет имя для простоты произношения, профессию, привычки, но возможна ли полная смена идентичности? Один из вождей "Народной воли" Сергей Дегаев стал провокатором, а затем скрылся за границей, где превратился в любимца студентов, профессора математики Александра Пелла.
Афроамериканка Коретти Арле-Тиц приехала в императорскую Россию 19-летней артисткой и осталась на всю жизнь, нашла свою любовь, пережила революцию, две войны и "Большой террор", стала блестящей камерной певицей. Она по праву назвала Россию "нашей страной"
Comments (1)

Андрей Пасынков

👍

Sep 21st
Reply
Download from Google Play
Download from App Store