Claim Ownership

Автор:

Подписка оформлена: 0Воспроизведенные: 0
поделиться

Описание

 Episodes
Reverse
Сегодня мы с журналистом Глебом Голодом поговорим о Деннисе Кристенсене — датчанине, который пять лет отсидел в российской колонии за то, что состоял в «Свидетелях Иеговы». Кристенсен приехал в Россию в 2000 году, полюбил Мурманск, занимался ремонтом квартир, встретил жену Ирину. А потом оказался первым из «Свидетелей Иеговы», получившим реальный срок. Мы с Глебом поговорили о том, как Деннису удалось остаться счастливым человеком даже в заключении, почему он не хотел уезжать из России после окончания срока и почему этой колонии повезло, что Кристенсен в ней сидел. 
Сегодня мы с журналисткой издания «Вёрстка» поговорим о Марии Пономаренко — активистке из Барнаула, которая несколько месяцев провела в СИЗО по обвинению в распространении «фейков» об армии. По версии следствия, Пономаренко опубликовала в своем Telegram-канале «ложную информацию» о том, что российские военные нанесли авиаудар по драмтеатру в Мариуполе, «когда официальными источниками, в том числе и министерством обороны РФ, данная информация была опровергнута».Мы поговорили о том, кто такая Пономаренко, что значит «хорошо держаться» в СИЗО и зачем говорить о политзаключенных, когда им мало чем можно помочь. 
Журналист Владимир Севериновский написал для «Таких дел» о том, как четырех сестер из дагестанской деревни, пытавшихся спастись в Грузии от домашнего насилия, задержали российские пограничники.Сестер в итоге отпустили благодаря адвокатам, продержав на границе более 8 часов и дождавшись приезда их родственников. Севериновский, который давно пишет о Северном Кавказе, рассказал, как с помощью правозащитников женщины добиваются свободы. Вот о чем мы поговорили: — Как родственники кавказских девушек договариваются с силовиками даже в других регионах?— Почему конфликты девушек с семьями — признак того, что общество становится свободнее, а не наоборот?— Что происходит дальше со сбежавшими девушками?
Сегодня мы поговорим о работе «Медиазоны», которая на основании числа свадеб в России подсчитала примерное количество мобилизованных. Журналист Давид Френкель подробно рассказал, как именно происходил подсчёт, насколько точными получились цифры и что они означают. Вот о чем мы поговорили: — Как вообще связаны свадьбы и мобилизация?— Какие свадьбы считать «избыточными» и зачем мобилизованных мужчин автобусами привозят в ЗАГС?— Из каких регионов на фронт отправят больше всего мужчин, а где мобилизация провалилась. 
Сегодня мы поговорим о тексте журналиста издания «Вот так» Саши Печеньки. Он рассказал о том, как граждане Таджикистана едут строить дома в Мариуполе. — Почему нелегальных мигрантов проще всего найти в приложениях для знакомств?— Что пугает мигрантов: возможные обстрелы города, юридические проблемы, задержки зарплат.— Почему люди не могут найти работу на родине и вынуждены ехать в воюющий город?— Как мигранты живут в опустевших квартирах уехавших от войны мариупольцев. 
Сегодня мы поговорим о колонках журналистки Яны Кучиной в издании «Холод». Яна написала о том, как фашизм незаметно проникает в частную жизнь человека.  — Почему Россия — страна нормализованного насилия?— Как распознать признаки фашизма в самом себе?— Как счастье и принятие учит понимать свои ошибки?— Как привычка к боли воспитывает принятие насилия?«Папа сказал: «Ладно, возьмем тебе котенка. Но сначала ударь маму».Я посмотрела на маму. Мама улыбалась. Я посмотрела на свою руку. Руке было пять лет. Рука была маленькая, а мама — большая.Я ударила, ладонью, легким громким хлопком.Папа рассмеялся, мама быстро встала и ушла плакать. Я сказала ей в спину: «Мам, ну я же не больно! Ну скажи, что не больно!».Я тогда долго плакала, спрятавшись в кладовку.Мама казалась мне предательницей: плачет, хотя ей не больно; плачет, хотя мы были заодно: обе хотели котенка и не могли уговорить папу. Плачет, хотя, когда она меня бьет на занятиях, когда ходить учит, чтобы я выше поднимала ноги или больше старалась, — я не плачу. Я верю, что она «мне лучше делает».
Сегодня мы поговорим о тексте журналиста «Русской службы Би-би-си» Андрея Захарова. Он рассказал о том, как в российских военных частях массово крадут форму, берцы, туалетную бумагу, файлики для листов а4, мыло и вообще всё, что угодно. Например, в 2019 году со склада военной части в Новосибирской области вывезли с территории части 60 полевых летних костюмов с таким же количеством фуражек, 50 комплектов нательного белья и 20 пар берцев. Вещей было так много, что пришлось задействовать служебный КАМАЗ, которым управлял водитель из этой же части.— Почему мобилизованных не во что одевать и нечем лечить?— Почему воровать в армии — легко и удобно?— Куда военные девают украденное?— Кого и как наказывают за воровство?
Сегодня мы расскажем о том, как живут в Украине люди с российскими паспортами.Для этого мы поговорили с авторкой текста в журнале «Холод», которая рассказала несколько историй таких людей. Её имени мы не называем, потому что она написала этот текст анонимно. А во второй части подкаста мы поговорим с Аней и Пашей, которые сами оказались в такой ситуации. Аня — гражданка России, Паша — гражданин Украины. Они женаты уже несколько лет и живут в Киеве. До начала войны Аня находилась в Украине на основании ВНЖ, но вот уже несколько месяцев украинская миграционная служба не принимает документы у россиян, и продлить ВНЖ Аня не может. В такой ситуации оказались множество людей. Сколько точно, сказать сложно, но по данным миграционной службы, до войны в Украине жили больше 150 тысяч россиян, многие из которых — жены, мужья и даже родители граждан Украины.
Сегодня мы поговорим о тексте, который вышел в нашем собственном издании The Moscow Times. С нами редакторка Ксения Назарова и автор текста, который работал над ним анонимно. Они написали о том, как государство обманывает военных, которые служат в батальоне БАРС.БАРС — это проект Минобороны, который власти до начала войны позиционировали как «военную службу на полставки». Воевать в Украину в батальонах БАРС отправились около 8 000 человек. Вместо контрактов с ними подписывают договоры без указания юрлиц и ведомств, а ВТБ, через который проходят платежи, скрывает реальных нанимателей «добровольцев».О чём мы поговорили:— «Они едут убивать, чтобы почувствовать себя мужчинами». Кто едет на войну в составе батальнов БАРС.— «Они верят, что они герои, но не знают, с кем подписали контракт». Почему государство не признаёт «барсовцев» настоящими военными.— «Они обижены на государство, но они всё ещё верят в русский мир». Что думают те, кто вернулся и как они пытаются добиться обещанных выплат. 
Сегодня с нами журналистка издания «Проект» Катя Аренина. Она написала текст под названием «Как чекисты придумали дело Ивана Сафронова», в котором разобрала обвинительное заключение по делу и показала на примерах, что все секретные сведения, которые журналист якобы передал за границу, были опубликованы в открытом доступе в интернете.Мы поговорили с Катей о том, в чём главные проблемы дела Сафронова и почему «обвинительный уклон» есть не только у следствия, но и в головах людей. Подробнее о том, почему ФСБ работает именно так, а россияне принимают их методы, слушайте в нашем подкасте «После Путина» с журналистом Андреем Солдатовым. 
Сегодня с нами авторка издания Кедр Екатерина Малышева. Она написала о том, как власти преследуют экоактивистов, которые пытаются сохранить дубовый лес в Волгоградской области. На пике протеста, год назад, полиция разрушила палаточный лагерь активистов. После этого протест пошел на спад, но несколько человек по-прежнему пытаются спасти лес. Власти борются с ними репрессивными методами. Например, экоактивиста Михаила Соломонова уже арестовывали на 15 суток за организацию велопрогулки по лесу, а уже после начала войны его оштрафовали по статье о дискредитации вооруженных сил. Другой активистке, которая год назад встала на пути бульдозера, власти угрожают лишением родительских прав. Екатерина рассказывает о том, кто до сих пор защищает лес и осталась ли надежда на его спасение. 
Сегодня с нами авторка издания «Вёрстка» Регина Гималова. Она написала о том, что ЧВК Вагнера завербовала больше тысячи заключенных в 17 колониях России. Некоторые заключённые уже оказались в госпитале с боевыми ранениями, есть и несколько погибших.Если вы автор или редактор интересного журналистского текста и хотите нам о нем рассказать — пишите нам на почту mv@themoscowtimes.com.
В этом подкасте мы каждую неделю разговариваем с авторами интересных текстов, которые выходят в независимых российских медиа. Сегодня с нами журналистка издания «Важные истории» Екатерина Фомина. Она узнала имена российских солдат, причастных к убийствам в Киевской области. Екатерина поговорила с ними по телефону и один военнослужащий сознался в расстреле местного жителя. Ссылка на расследование Екатерины: https://youtu.be/rudUGZxIU6EЕсли вы автор или редактор интересного журналистского текста и хотите нам о нем рассказать — пишите нам на почту mv@themoscowtimes.com.
Комментарии 
Загрузить из Google Play
Загрузить из App Store